В погоне за инвестором: смогут ли институты развития инноваций остановить «утечку мозгов»

сколково

Рынок ждет от РВК и «Сколково»  более активной деятельности. Аграрные стартапы, попавшие под их крыло, положительно отзываются о разработанных проектах, представляющих сельскохозяйственные инновации.

Сегодня не нужно думать над тем, куда можно обратиться за финансированием для АПК или сферы IT. Выбор довольно широк. Инвестировать проекты могут частные фонды и государственные организации. В крайнем случае, можно прибегнуть к краудфандингу или собрать деньги на запуск у сочувствующих людей. Главное, выбрать более выгодные условия, и научиться себя презентовать. С миру по нитке – и, глядишь, проект продвинулся в жизнь. Раньше решение мог принимать только министр, да и то не всегда положительное.

Инвестор Дмитрий Урвачев вспоминает, что в 2010 году еще не было государственных проектов, инвестирующих в АПК. И попытка внедрить технологию обработки жидкостей, основанной на кавитации, в производство не увенчалась успехом. Хотя калининградские ученые придумали уникальный способ замены пастеризации, позволяющий уничтожать опасные микробы, не разогревая продукт. Плюс значительная экономия электроэнергии.

В России не нашлось инвесторов, пожелавших превратить экономную технологию в коммерческий проект, несмотря на очевидные плюсы. Действие кавитации обратили на пользу перерабатывающей промышленности в Калининграде. С ее помощью начали обеззараживать молоко и свежевыжатые соки. Благодаря новому подходу хранение жидкостей стало возможным целую неделю.

Калининградский бизнесмен Дмитрий Урвачев дошел в поисках инвесторов до министра сельского хозяйства тех лет Елены Скрынник, пытался заинтересовать немало ведомств, заводов и компаний, обращался в Национальный союз производителей молока («Союзмолоко») — все без толку. «Наша молокоперерабатывающая промышленность — очень консервативная отрасль, принимающая технологии, которые уже используются в западных странах, — вспоминает Урвачев. «Сколково» и подобных структур тогда еще не было».

Зачастую инвесторы проявляют пессимизм к проектам, связанным с новыми технологиями. Они считают предложения авантюрой, их не  интересует экономия энергозатрат («В России она и так дешевле, чем в ЕС»), выражают скепсис по любому поводу. Теперь, когда к новой технологии «пастеризации» проявили интерес в Европе, у нее появился шанс получить признание на российском рынке. Патент на новое изобретение получен. Деньги выделил ЕС, лабораторию предоставил польский Гданьск. Сейчас у нашей компании Cavinnova SA есть израильские и польские инвесторы, и мы начали выводить нашу технологию на промышленный уровень», — делает заключение Урвачев.

В России уже довольно давно существуют Фонд содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере (Фонд Бортника), «Роснано», РВК («Российская венчурная компания»), «ВЭБ Инновации» и Фонд «Сколково». Фонд Бортника, например,  работает с 1994 года. Но эти институты развития подходят не всем компаниям, занятым в аграрном секторе. Большинство резидентов, желающих осуществить стартапы, по-прежнему идут к частным инвесторам и венчурным компаниям или обращаются к инвесторам за границу.

Но ругать «Сколково» не склонны, так как альтернативы этому институту развития они пока не видят. «Финансирование можно найти в частных фондах, но поддержку и инфраструктуру — только в таких государственных организациях, где грантовая поддержка сочетается с научной экосистемой», — поясняет директор ГосНИИгенетики Михаил Бебуров. «Сколково» (с 2010 г.) занимается проектами только на начальном этапе развития. Его можно сравнить немецким научно-технологическим парком Berlin Adlershof.

Государственная инвесткомпания «Роснано» (работает с 2007 г.) вкладывается в большие проекты, не выделяя гранты на развитие стартапов. У «Роснано» 66 R&D-центров и заводов в разных городах. Аналог такой структуры — сингапурская Temasek Holdings, компания, инвестирующая в финансовый и банковский бизнес, инфраструктуру и недвижимость.

«Российская венчурная компания» (РВК), основана в 2006 году. Она строит в России инновационную экосистему: создает конкурсы, фонды и компании, которые будут поддерживать отдельные проекты и развивать инновации. РВК разработала для АПК проект GenerationS по поиску технологических стартапов, посвященных сельскохозяйственным проектам, и подбору концептуально новых идей и лидеров.

Фонд Бортника призвана поддерживать малые формы предпринимательства, а структура «ВЭБ Инновации» учреждена для инвестиций в высокотехнологичные проекты Фонда «Сколково».

В конце прошлого года в Фонде «Сколково» отобрали первые стартапы в АПК. Пока их три, но в будущем станет больше. Механизм подбора резидентов в России и СНГ — «Стартап Тур» — уже отработан. Виктор Балабанов, заведующий кафедрой «Технологии и машины в растениеводстве» РГАУ-МСХА имени К. А. Тимирязева, входящий в экспертное сообщество Фонда «Сколково», рассказывает, что по каждому конкретному проекту идет обсуждение вопросов кураторами и специалистами, проводятся семинары, мастер-классы, менторские сессии, вырабатываются бизнес — модели, предлагаются советы по привлечению инвестиций.

Не все сферы АПК задействованы в Фонде в настоящее время. Нет проектов, связанных с сельхозмашиностроением. А развитию координатного земледелия, навигационного оборудования для сельхозтехники, применению беспилотников уделяется большое внимание, отмечает Балабанов. Примерами нишевых стартапов, прошедших отбор, могут служить Vermi Protein (по получению белковых компонентов для производства эффективных кормов из биомассы червей) и Terebra (производство шайбочных шнеков для маслопрессового оборудования). Проблемы разработчиков аграрных инноваций не отличаются от проблем модных IT-проектов. Однако, за ними замечен недостаток базовых знаний о системном менеджменте. Разработчики были неспособны рассчитать даже окупаемость проекта.

Институты развития можно критиковать за невыполнение намеченных планов. К 2020 году удельный вес инновационных товаров и услуг не достигнет запланированных 25%. Сегодня этот показатель меньше в три раза, а отставание от графика по экспорту таких товаров — в пять раз. Отдача более чем скромная. Вице-премьер Аркадий Дворкович не исключил закрытия или слияния некоторых из них.

Однако, государство вложилось основательно в эти инновационные кластеры. За все время работы «Роснано», «Сколково» и РВК, в них было инвестировано бюджетных средств на 425 млрд. руб. (данные из отчета «Открытого правительства» на сайте РВК). «Сколково» нравится аграриям. Где бы они могли найти подобную поддержку? Иностранные аналоги венчурных фондов существуют уже десятки лет, и только малая их часть приносит доход. А инвестиционный раунд длится десятилетие.

Сотни экспертов при правительстве, занимающихся выстраиванием госуправления с вовлечением бизнеса, граждан и общественных организаций, говорят, что нельзя сравнивать структуры России и Запада, потому что те работают гораздо дольше. Россия  только учится, но стартапы в сельском хозяйстве пришлись ей по душе.

"ЗЕМЕЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ" © ВСЕ ПРАВА ЗАЩИЩЕНЫ. 2015-2016
Информационный партнёр: "Землевладельцы и фермеры Подмосковья"

Log in with your credentials

Forgot your details?