Дотационный лен: без господдержки у льноводства нет перспектив

лен

В новейшей истории России льноводство переживает не лучшие времена. Если в 1990 году посевами льна-долгунца было занято 420 тыс. га, то сегодня – в восемь раз меньше. Урожайность за эти годы снизилась в два раза и составляет 40-45 тыс. т. Отрасль пошла на спад, и не в состоянии развиваться дальше без господдержки. А ведь в начале прошлого века Россия была мировым лидером и ведущим экспортером этой агрокультуры. В 1913 году валовой сбор составил 276 тыс. т. Начальник федерального агентства по производству и первичной переработке льна и конопли «Лен» Владимир Коновалов рассказывает, что производство льна, динамично сокращающееся с 1990-х годов, постепенно стабилизируется.

Главной причиной сокращения объемов за последнюю четверть века Коновалов считает падение спроса. Текстильная промышленность использовала лишь около 8 тыс. т. 20 тыс. т ушло на вторичную глубокую переработку по направлениям строительного сектора (утеплители, нетканые материалы). Раньше потребителями льноволокна были производители бытовых и технических тканей, рассказывает Коновалов, теперь выпускается лишь 26 млн. м² (2015 год) против 157 млн. м² ткани в 2003 году. Из 100 текстильных предприятий осталось чуть больше десяти, использующих в производстве льноволокно.

Рентабельность производства льна без субсидий колеблется около 5%. По данным агентства «Лен», с учетом субсидий, она может увеличиться до 16-18%. Но эта мера позволит отрасли только выживать, а не развиваться. При этом, объем поставок льняной продукции в Россию превышает 40 тыс. т в год, — акцентирует внимание эксперт. За рубежом из хлопка делают косметические, гигиенические медицинские средства (бинты, вату, салфетки и т. д.).

Увеличить спрос и повысить доходность льноводства могут перспективные направления: развитие двойных технологий, способных получить целлюлозную составляющую, и применение льна-долгунца в оборонной промышленности. Из хлопковой целлюлозы, которую завозят из Таджикистана, Узбекистана и других стран, производят порох и твердое топливо для метательных зарядов. Для изготовления такой целлюлозы даже не требуется высококачественный лен. Не нужно деление льна на короткое и длинное волокно, важно только использование сортов  с высоким содержанием целлюлозы. Спрос на льняную продукцию сразу же мог бы увеличиться на 3,5-4 тыс. т льноволокна.

Коновалов объясняет, что ключевыми проблемами в отрасли являются устаревшая материально-техническая база,  медленное техническое перевооружение производств, низкая господдержка, сокращение числа семеноводческих предприятий и дефицит кадров. Если сформировать объем спроса от нескольких ведомств (МВД, Минобороны, Минтранса,  Минздравсоцразвития) сразу, то с учетом 100% госзаказа, он мог составлять 350 тыс. т ежегодно, — рассчитывает эксперт.

Например, сегодня услуги поставки и стирки белья РЖД оказывает компания, работающая на хлопке. Если перейти на лен, то при перевозке каждый год до 300 млн. человек на дальние расстояния, можно сразу увеличить потребность в льноволокне. Конечно, льняные ткани более износостойкие, но более тяжелые и дорогие в обслуживании. В этом случае, нужно развивать производственные технологии: смесовых тканей, сухого прядения, выработку льняного котонина (хлопкоподобного волокна). Стоимость котонина на рынке составляет $1,1−1,3 тыс./т, а цена хлопка для пряжи —  $1,8 тыс./т. Налицо существенное уменьшение себестоимости производства, — отмечает Коновалов.

Андрей Данилов, директор «Илья-Высоковского льнозавода» (компания «Интерлен», Ивановская область) уверен, что производство льноволокна может быть рентабельным. «Начать стоит с разработки и утверждения федеральной программы развития отрасли, — считает он, ни один инвестор в этот сектор сейчас не пойдет, без поддержки государства здесь никак не обойтись». Нужно выстроить полный цикл — от поля до глубокой переработки, построить новые современные предприятия и развивать производство бытового текстиля, технической и медицинской продукции, вместо деления на короткие и длинные волокна выпускать монолен.

«Агроинвестор» попросил производителей льноволокна рассказать о нерешенных проблемах в отрасли. Все они говорят о недостаточной господдержке. За границей финансовое участие государства в производстве тонны волокна составляет до 50%, а в России не наберется и 5%. Активно поддерживают льноводов в Белоруссии. А в Нижегородской области России дотации региональных и федеральных органов составляют 2,5 тыс. руб./т, хотя раньше доходили до 13 тыс. руб./т.

До 2015 года в  Ярославской области действовала трехлетняя региональная программа поддержки льноводства с субсидиями до 12 тыс. руб./т. В текущем году новая программа пока не принята. Гендиректор предприятия «Святово-Лен» («Нагорьевский льнозавод», Ярославская область) Сергей Баландин опасается, что будет отменена дотация на покупку техники и субсидия на производство волокна. «Если случится неурожайный год, то придется закрывать предприятие», — делится он.

В Удмуртии второй год задерживается федеральная часть субсидий по действующей программе поддержки льноводства на 2015−2017 годы. «Мы приступаем к севу, а денег все еще нет, — говорил в апреле Николай Коровкин, директор «Шарканского льнозавода». Трудоемкость в льноводстве выше в несколько раз, чем на зерновых, поэтому, производство льна, без помощи государства, всегда было убыточным, замечает руководитель. На всю страну остался лишь один завод им. Г. К. Королева в Ивановской области, где производят оборудование для переработки льна. Мы закупили в этом году белорусские теребилку и ворошилку, польский пресс. Нет в России привязки науки к производству,  нет семян и необходимого оборудования.

По оценке агентства «Лен», ситуация в отрасли с конца прошлого года стала немного улучшаться. Девальвация рубля стала сдерживать объемы ввоза и способствовать росту цен на внутреннем рынке. Подорожало импортное льноволокно, а также конкурирующая с ним продукция – джут и хлопок. Коновалов подсчитал, что сегодня затраты на выращивание льна-долгунца составляют 18−25 тыс. руб./га. При ценах ниже 20 тыс. руб./т за короткое волокно, даже с господдержкой, трудно рассчитывать на положительную рентабельность. Но отрасль постепенно восстанавливается. Наиболее крупный инвестиционный проект за последние годы — производство медицинской ваты на АПК «Вологодчина». Многие предприятия осваивают выпуск экологически чистых объемных строительных утеплителей, проводят полную или частичную модернизацию.

"ЗЕМЕЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ" © ВСЕ ПРАВА ЗАЩИЩЕНЫ. 2015-2016
Информационный партнёр: "Землевладельцы и фермеры Подмосковья"

Log in with your credentials

Forgot your details?